среда, 27 февраля 2013 г.

Everyone has a secret, will they keep it? (2)

Узнать о том, что "неподалеку", в понимании моего героя, значило переместиться на Манхэттен, мне посчастливилось лишь в такси. Почти всю дорогу в традиционном для Нью-Йорка желтом Форде висела гробовая тишина - будто в машине находились не журналист и знаменитый писатель, а пара, у которой совсем недавно произошла крупная ссора. Я изредко поглядывала на героя моего интервью: он задумчиво глядел в окно автомобиля, постукивая пальцами по своей острой коленке. Только дурак не заметил бы, что он изрядно волновался.

- Я не хотела произвести коллапс в твоей голове, - пытаясь разрядить обстановку, робко сказала я, - если эта тема настолько личная, что не заслуживает оказаться на страницах нашего журнала, так и скажи, мы будем беседовать о книге.
- Ты искусная врунья, вот что я тебе скажу, - вздохнув, он повернулся ко мне, - Ты читала книгу.
- Конечно, читала. Как я могла собираться на интервью и беседовать о книге, которую в глаза не видела?
- Дело не в этом, - в очередной раз оборвал он меня, - Это дерьмо читала половина Нью-Йорка, если не больше, но никто, слышишь, никто не проецировал ее на мою жизнь, - мужчина говорил раздраженно, с четкой расстановкой интонаций.
- Это не было трудной задачей. Вспомни ряд писателей, которые всегда писали о своей жизни, при этом делая все возможное, чтобы читатель никогда не задумывался, откуда взят плот истории.
- Все это полная херня. Ты несешь бред. Кто научил тебя копаться в книге?!  - еще чуть-чуть, и он перешел бы на крик, но, видимо, суровый взгляд таксиста остановил поток его негатива, - Современный человек читает книгу, чтобы убить время. Чтобы прочесть и кинуть подальше в шкаф. Это принцип гребанной современной литературы. Нахрена, объясни мне, ты хранишь в себе принципы консерватизма и пытаешься искать смысл там, где его нет?!
- Но он есть, - теперь уже я повернулась к своему собеседнику и прямо смотрела на него, - Иначе бы ты не реагировал так остро.





Наша словесная перепалка могла бы продолжаться еще n-ое количество часов, однако таксист резко остановился на углу 11-ой и Хадсон Стрит, помешав нам обсуждать насущные проблемы литературы. Мое внимание сразу привлекла яркая вывеска "White Horse Tavern", довольно известного места в нашем городе. В 50-60 года этот паб-таверна был любимым местом всей богемы Нью-Йорка - здесь собиралась творческая элита того времени. Выбор моего героя не оказался оригинальным, что, надо сказать, расстроило меня.  Одновременно с тем я совсем не хотела обсуждать личную жизнь моего горе-писателя в каком-нибудь модном VIP-месте на шумном острове Манхэттен, поэтому я уверенно вышла из автомобиля, решив подождать снаружи, пока мой спутник расплатиться.

- Ты не выглядишь удивленной, - с сожалением вздохнул он, - Я хотел произвести на тебя впечатление выбором места для пьянки,
- Интервью, - осторожно поправила его я, - Мы пришли сюда ради интервью.
- Ах да, прости. Теперь это так называется? - он явно хотел пошутить, но получилось у него, честно говоря, хреново. Даже харизматичная улыбка не спасала бедственное положение дел.

Мужчина открыл передо мной дверь в паб, словно желая показать себя настоящим джентельменом, но что-то подсказывало мне, что он вовсе не так галантен, каким хочет казаться. Я смело прошла внутрь небольшого помещения, попутно рассматривая публику паба. Не могу сказать, что она сохранилась с лихих 60-ых - теперь таверну осаждали лишь подвыпившие мужчины за 30, да молоденькие фигуристые девушки, по виду которых можно было предположить, что зашли они сюда явно от скуки или желания провести ночь не в гордом одиночестве. Хотя, сопоставить понятие "гордость" с внешностью этих "милых" дам казалось мне невероятно сложным занятием. Как ни странно, мой герой идеально вписывался в контекст данного заведения.

Мы прошли к барной стойке. Мой спутник с ходу попросил две порции двойного виски, не удосужившись поинтересоваться моим предпочтением.

- Ну, дамочка, давайте начнем разговор, - неожиданно для меня произнес мужчина. Честно говоря, в моей практике такое было впервые - ни для кого не секрет, что по всем правилам проведения интервью разговор должна была начать именно я, но никак не герой, - Дочь. Да, у меня есть дочь. И, честно говоря, я без понятия, о чем тут еще можно говорить.

Его фраза поставила меня в тупик. В самом деле - что тут можно сказать? Факт наличия дочери не особо меняет положение дел. Подождав немного, я пошла в атаку.

- Напомню, мы говорим о книге. И факт автобиографичности делает ее уникальной.
- Уникальной? Более тупого высказывания о своей книге в жизни не слышал! - в голос засмеялся мой герой. - А ты забавная. Ну же, расскажи мне, в чем по-твоему ее уникальность? - с особой иронией он произнес последнее слово.
- Все просто. Герой-любовник 21 века, известный как скандальный автор, на самом деле ведет далеко не тот рок-н-рольный образ жизни, о котором кричит всему миру. Он примерный семьянин (закроем глаза на все твои случайные связи, ибо они далеко не серьезны), любящий отец, который всю свою выручку отдает бывшей семье. А что самое главное - человек, который испытал, что такое настоящая бурлящая любовь... Ведь испытал, не так ли? - в разговоре настала недолгая пауза, видимо, герой моего интервью долго не мог решить, стоит ли достигать такого откровения.

Он устремил свой задумчивый взгляд куда-то вдаль. Простому человеку показалось бы, что он с интересом рассматривает ряд бутылок коньяка на барной стойке, но я точно знала, что дело тут вовсе не в простом интересе. Я напряглась, ведь он слишком долго молчал - дурной знак в проведении интервью. Неожиданно мужчина повернулся ко мне, и я увидела в его глазах невероятный пылающий огонь, будто он вспомнил абсолютно все о счастливой жизни и прямо сейчас готов мне поведать о каждой секунде, которая ему дорога.

- Понятия не имею, как тебе удается, но ты располагаешь меня к откровениям. Ты выключила свое устройство? - он снова кинул взгляд на мой диктофон, торчащий из кармана джинс, - Выключила? Славно. А теперь слушай и запоминай, потому что больше я никогда и ни с кем не хочу разговаривать на эту тему...

... продолжение следует


Комментариев нет: